История России
Меню сайта
Категории раздела
Александр Васильевич Суворов [9]
Адмирал Ушаков [3]
Адмирал Нахимов [2]
Фельдмаршал Румянцев-Задунайский [1]
Маршал Георгий Жуков [3]
Кутузов Михаил Илларионович [2]
Военачальники 19 века [2]
Реклама
Реклама на нашем сайте
Наш опрос
В каком веке вы хотели бы жить?
Всего ответов: 15773
Наши друзья:
Свадебные идеи
Статистика
Главная » Статьи » Великие русские полководцы » Адмирал Ушаков

Флотоводческое искусство адмирала Ф. Ф. Ушакова (часть 1)
Флотоводческое искусство адмирала Ф. Ф. Ушакова
(часть 1)


Федор Федорович Ушаков родился в 1744 г. Шестнадцати лет он был принят кадетом в Морской корпус в Петербурге. По окончании корпуса Ушаков, выпущенный мичманом, участвовал в плавании из Кронштадта в Архангельск и у берегов Швеции.



Адмирал

Ф.Ф. Ушаков

 

Свой первый боевой опыт Ушаков получил во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. В эти годы он плавал сначала на Азовском море, а затем в качестве командира небольшого корабля - на Черном море, где впервые принял непосредственное участие в боевых действиях. Эти плавания явились для Ушакова важным этапом совершенствования в военно-морском деле. Не довольствуясь этим, молодой Ушаков с большим интересом изучал богатейший опыт боевых действий русской эскадры в Средиземном море, особенно в Наваринском и Чесменском сражениях, а также действия русского флота в Семилетней войне.

 

В 1776 г. Ушаков участвовал в плавании из Балтийского в Средиземное море. С конца мая 1781 г. он, командуя линейным кораблем "Виктор", в течение года плавал в Средиземном море в составе эскадры адмирала Сухотина, посылка которой туда была обусловлена известной декларацией Екатерины II о вооруженном нейтралитете. Вскоре после возвращения из этого плавания Ушаков принял непосредственное участие в создании нового Черноморского флота и был первым воспитателем черноморских моряков.

 

В этот период в парусных флотах Западной Европы господствовала линейная тактика. Основные ее принципы были сформулированы в конце XVII века французом Павлом Гостом и изложены в его книге, появившейся в свет в 1697 г. Эти принципы в ряде флотов, и особенно во французском и английском, были возведены в догму, а в Англии даже включены в официальные инструкции и уставы. Флотам предписывалось атаковать сразу всю линию противника, строго соблюдая равнение в строю, и вести огонь только по назначенному кораблю, не обращая внимания на действия остальных кораблей противника и своих кораблей, сражающихся рядом. В то же время кораблям категорически запрещалось выходить из строя баталии, а также вступать в сражение с противником, имеющим количественное превосходство в кораблях. Все это сковывало инициативу командиров кораблей и командующих эскадрами, приводило к застою тактической мысли, к шаблонным действиям во время морских сражений. Кроме того, это предопределяло оборонительную тактику, так как каждый из противников боялся оказаться в невыгодных условиях. О решительных сражениях не могло быть и речи. Вследствие этого в середине XVIII века флоты западноевропейских государств переживали ярко выраженный кризис в морской тактике.

 

Иная обстановка сложилась в русском флоте, где с самого начала развития тактической мысли ей были чужды шаблон и рутина. Петр I и последующие русские флотоводцы внесли много нового, оригинального в тактику флота. Так, например, Гангутская победа Петра I (1714 г.) явилась примером сочетания военной хитрости и маневра, примененного при встрече русской галерной эскадры с корабельным флотом шведов. Своеобразными были также атака и уничтожение русскими галерами под командой Голицына шведских парусных кораблей под Гренгамом (1720 г.) Совсем непохожа была на тактику флотов западноевропейских стран и тактика выдающегося русского адмирала Григория Спиридова. В Чесменском сражении (1770 г.), наряду с применением линии баталии в построении эскадры (во время боя в Хиосском проливе 24 июня), он мастерски организовал маневр специально выделенного отряда кораблей, обеспечившего (в бою в Чесменской бухте 26 июня) артиллерийскую поддержку брандерной атаке, в результате которой и был уничтожен почти весь турецкий флот.

 

Но если при Гангуте и Гренгаме основой тактики был абордаж (галеры против парусных кораблей), а при Чесме - атака противника, стоявшего на якоре, то Ушаков обогатил тактику широким применением маневра в морском сражении. В новаторстве, в решительном отказе от устаревших взглядов на бой, в смелости исканий заключалась творческая сила искусства Ушакова.

 

Новизна тактических приемов Ушакова встречала со стороны реакционных представителей флота, раболепствовавших перед заграницей, как открытое, так и скрытое противодействие. Но результаты сражений, проведенных Ушаковым, были лучшей защитой его передовых тактических взглядов. В борьбе со старыми, консервативными взглядами на формы и методы ведения боя, с попытками иностранных морских офицеров, находившихся на службе в русском флоте, насаждать тактические приемы западных флотов, тактика Ушакова все основательнее внедрялась в практику боевых действий русского флота.

 

Ушаков твердо помнил предостережение Петра I о том, что при пользовании уставами "не держаться правил, яко слепой стены, ибо там порядки писаны, а времен и случаев нет". Ушаковская маневренная тактика не исключала линию, как один из элементов боевого порядка, но линия у него не являлась единственной формой построения, она была всецело подчинена маневру. Ушаков сочетал линейный порядок с маневрированием и перестроением в другие боевые порядки и показал образцы наступательной тактики парусного флота - охват фланга, расчленение строя противника и т. д.

 

Каждое сражение, проведенное Ушаковым, содержало новые тактические приемы, отвечавшие конкретной обстановке и условиям боевых действий. Уже в бою с турецким флотом у острова Фидониси в 1788 г. Ушаков проявил себя как флотоводец-новатор.

 

18 июня 1788 г. русские войска осадили турецкую крепость Очаков. В начале июля к Очакову из Кинбурна был вызван Суворов, которому было поручено командование левым крылом наступающих войск. В тот же день 18 июня из Севастополя в Очаков вышла русская эскадра под командованием Войновича. Эскадра состояла из двух линейных кораблей, двух 50-пушечных, восьми 40-пушечных, одного 18-пушечного фрегатов, 20 более мелких парусных кораблей и двух брандеров.

 

Задача эскадры Войновича состояла в том, чтобы не дать возможности турецкой эскадре оказать помощь осажденным в Очакове войскам противника и всемерно содействовать русским войскам, а также в том, чтобы не допустить эскадру противника к берегам Тавриды. Из-за встречных ветров движение русской эскадры сильно задержалось, и к острову Тендра она подошла лишь 29 июня. Замеченная здесь турецкая эскадра состояла из 15 линейных кораблей, восьми фрегатов, трех бомбардирских и 21 более мелких кораблей.

 

На рассвете следующего дня, при северном ветре, русская эскадра пошла на сближение с противником, занявшим наветренное положение, и выстроившись в линию баталии левым галсом, приготовилась к бою, ожидая нападения противника (нерешительность, типичная для Войновича). Турецкая эскадра, сблизясь до трех с половиной километров, вступила в боевую линию. В первом часу дня наступил штиль, и суда стали. С усилением ветра русские снова пошли на сближение. Тогда турецкие корабли, пользуясь преимуществом хода (они имели медную обшивку), стали удаляться, не принимая боя. Русские преследовали турок, уходивших к румелийским берегам, при этом русская эскадра стремилась занять наветренное положение. К вечеру турки сбавили ход; убавили свои паруса и русские. С наступлением темноты флоты опять разошлись.

 

Утром 3 июля недалеко от устья Дуная, у острова Фидониси, флоты снова встретились. Противник по прежнему сохранял наветренное положение. В 8 часов русская эскадра сделала поворот оверштаг и выстроилась в линию баталии левым галсом, контргалсом по отношению к неприятелю. В 14 часов противник, пользуясь наветренным положением, стал спускаться двумя колоннами, из которых первая, под командой Гесен-паши, атаковала русский авангард, а вторая устремилась к корде-баталии и арьергарду, стремясь парализовать их и не дать возможности оказать помощь своему авангарду (Ушакову). Через 5 минут началось сражение. Атаке подверглись два линейных корабля и два 50-пушечных фрегата авангарда Ушакова, при этом против каждого из этих кораблей было пять кораблей неприятеля. Занимая выгодное наветренное положение, турки держались на такой дистанции, которая лишала возможности русские 40-пушечные фрегаты с 12-фунтовыми пушками вести эффективную стрельбу, в силу чего с русской стороны могли успешно действовать лишь передовые корабли (т.е. авангард под командой Ушакова).

 

Несмотря на неблагоприятные условия, корабли ушаковского авангарда вели действительный и меткий огонь по атаковавшим его туркам, и через 40 минут атака противника была отражена, а линия его кораблей расстроена. Сам флагман первой колонны был вынужден выйти из линии. Попытка противника отрезать два фрегата Ушакова - "Борислав" и "Стрела" - кончилась также безуспешно. Ушаков же на линейном корабле "Святой Павел", пользуясь замешательством противника, сам пошел в решительную контратаку и, прибавив парусов, с ближней дистанции нанес большие повреждения флагманскому кораблю турок "Капудания", заставив его при этом повернуть обратно. При повороте неприятельского корабля фрегаты "Борислав" и "Стрела" стреляли в него залпами всем бортом, в то время как противник лишен был возможности отвечать тем же. Другие корабли ушаковского авангарда поддержали контратаку своего флагмана сильным огнем по расстроенной турецкой колонне.

 

Сражение продолжалось до 16 час. 55 мин., после чего корабли противника, подняв все паруса, поспешили оставить место боя, потеряв при этом потопленную огнем флагманского корабля Ушакова шебеку. Потери авангарда Ушакова составили всего пять убитых и два раненых. Атака ушаковского авангарда могла бы принести значительно большие результаты, если бы не бездействие Войновича, который не поддержал Ушакова и ограничился лишь редкой перестрелкой с далеко отстоявшими кораблями второй колонны турецкого флота. Войнович не помог Ушакову и в преследовании уходящего от места боя противника. Сражение ограничилось боем между ушаковским авангардом и численно превосходящей первой колонной турецкой эскадры.

 

5 июля турецкий флот появился вблизи Ак-Мечети. Патрулировавшая здесь русская эскадра не подпустила противника, и последний вынужден был отойти к Херсонскому мысу, откуда 6 июля повернул в море и ушел к румелийским берегам.

 

1 июля 1788 г. русские войска начали свое первое наступление на Очаков. В результате успешных действий суворовских войск в течение второго полугодия турецкая крепость, считавшаяся неприступной, была 6 декабря взята.

 

Сражение при Фидониси является примером успешного взаимодействия эскадры с сухопутными войсками при действиях против приморской крепости (Очаков). Ушаков, взяв на себя инициативу, вопреки канонам формальной линейной тактики, вступает в бой с превосходящими силами противника и смелой контратакой наносит основной удар против турецкого флагмана (первой колонны).

 

В сражении при Фидониси Ушаков нарушил и другие требования формальной линейной тактики, предписывавшей флагману находиться в центре линии своих кораблей. Показывая пример остальным судам, Ушаков шел впереди. Этот излюбленный прием и в дальнейшем приносил ему неизменный успех.

 

8 июля 1790 г. Ушаков провел Керченское сражение. Сражению предшествовало крейсерство ушаковской эскадры у анатолийских берегов, продолжавшееся с 16 мая по 5 июня 1790 г., о котором Ушаков писал: "... Начиная от Синопа, обошел всю восточную сторону анадольских и абазинских берегов, господствуя при оных сильною рукою, заставил две части вышедших из Константинополя нынешней весной эскадр искать своего спасения, укрываясь под крепостями... Будучи при Синопе трое суток, город, крепость и суда содержал в совершенной атаке, имея с ними довольную перепалку, все время крейсерские суда брали попадающиеся навстречу и около Синопа выводили почти из-под самых крепостей купецкие суда... судов взято восемь, из коих два сожжены, выведя перед городом при Синопе, а шесть приведены в Севастополь...".

 

На обратном пути, в ночь с 1 на 2 июня, эскадра Ушакова имела бой с батареями анапской крепости и стоявшими у Анапы турецкими судами. Об этом бое Ушаков доносил Потемкину: "Спустя на воду все гребные суда, около полуночи притянул против неприятельских судов и начал по оным палить ядрами, бомбами и брандскугелями, против же нас произвели жестокий огонь со всех батарей и также паля ядрами, бросали небольшие бомбы и карказы, которые, не долетая, рвались на воздухе, а ядра многие перелетали наши суда, а от нас несколько брандскугелей легли и горели на берегу близ батарей, а бомбы разрывались на оных". Только отсутствие при эскадре брандеров помешало тогда Ушакову полностью уничтожить турецкие суда. Но не этот бой являлся главной целью кампании. Ушаков давно стремился нанести турецкому флоту такой удар, который бы сорвал замысел противника высадить десант в Крыму. Еще 30 июля 1789 г. Ушаков доносил командовавшему тогда Черноморским флотом контр-адмиралу Войновичу о подготовке турецкого десанта в Крым и о том, что пунктом сосредоточения сил враг наметил Анапу, откуда предполагает произвести нападение на Еникале и Керчь. Вследствие неподготовленности турецких кораблей задуманная высадка десанта в Крым не состоялась тогда и была перенесена на кампанию 1790 г.

 

Необходимость пополнить судовые запасы и провести небольшой текущий ремонт некоторых кораблей заставила русскую эскадру временно уйти в Севастополь. К этому времени Ушаков был назначен вместо нерешительного Войновича, командующим корабельным флотом 2 июля 1790 г. Ушаков снова вышел в море, держа флаг на линейном корабле "Рождество Христово". В составе его эскадры было 10 линейных кораблей, шесть фрегатов, один бомбардирский корабль, одно репетичное судно, 13 крейсерских легких судов, два брандера. Перед выходом в море на все корабли был разослан приказ: "Объявите всем до одного во флоте, что прославленный победами над неприятелем флот должен умножить славу императорского флага, требуйте от каждого исполнения должности не щадя жизни".

 

Перед выходом в море Ушаков получил от расположенных крымском побережье постов наблюдения сведения о том, что турецкий флот 28 июня был виден у Тарханова-Кута, потом проходил в недалеком расстоянии от Севастополя и Балаклавы, после чего направился к востоку. Было очевидно, что турецкая эскадра направилась к Анапе чтобы принять войска и вместе со стоявшими там другими судами двинуться к крымскому побережью для проведения давно задуманной высадки десанта. Оценив сложившуюся обстановку, Ушаков решил выходе из Севастопольской бухты направиться к Керченскому проливу и занять позицию вблизи мыса Таклы, на пути наиболее вероятного движения турецкого десанта. Одновременно с этим часть легких крейсерских судов была направлена Ушаковым в разведку. В 10 часов утра 8 июля со стороны Анапы была замечена турецкая эскадра в составе 10 линейных кораблей, восьми фрегатов и 36 судов меньшего размера. Ветер был умеренный, направления с восток-северо-востока. Ушаковская эскадра, вопреки рутинным правилам линейной тактики, требовавшим в таких случаях сражаться не под парусами, а на якоре, снялась с якоря и, следуя под парусами, выстроилась в линию баталии. Около 12 часов дня турки предприняли атаку на русский авангард, которым командовал капитан бригадирского ранга Г.К. Голенкин.

 

Авангард отразил атаку и своим огнем привел неприятеля в замешательство. Ввиду неудачи первой атаки командующий турецкой эскадрой (капудан-паша) ввел в действие новые корабли для усиления атаки против русского авангарда. Тогда Ушаков приказал фрегатам выйти из общей линии строя и образовать резерв, чтобы использовать его в решающий момент в нужном направлении. Остальные корабли центра (кордебаталии) подтянулись к авангарду и стали оказывать ему помощь в отражении атаки противника. К 14 часам направление ветра стало север-северо-восточное, что было выгодно русским. Ушаков, воспользовавшись этим, сблизился с противником на картечный выстрел ввел в действие все свои орудия и решительно перешел в наступление. Не выдержав огня русских, турецкие корабли, находившиеся в непосредственной близости от флагманского корабля русской эскадры стали поворачивать и выходить из боя. Два турецких корабля, получившие повреждения мачт, вышли при этом за линию русских кораблей Чтобы прикрыть эти корабли, капудан-паша пытался пройти мимо русского строя контркурсом. Русские корабли, повернув оверштаг, еще раз с близкой дистанции обрушились своим огнем на турецкие корабли. и нанесли им новые повреждения. Ушаков с особенной энергией атаковал турецкого командующего и его второго флагмана, пытавшихся прикрыть свои наиболее пострадавшие корабли. К 17 часам противник окончательно отказался от сопротивления и, преследуемый русскими кораблями, стал отходить. Стремясь завершить удар, Ушаков приказал спешно выстроиться в боевую линию и преследовать противника, не соблюдая обычно назначенных мест, а сам занял место впереди своих кораблей.

 

В результате успешно проведенного боя высадка турецкого десанта в Крым была сорвана. Многие турецкие корабли получили серьезные повреждения, а одно посыльное судно с экипажем было потоплено. Турки потеряли много убитыми и ранеными. На кораблях русской эскадры потери составили 29 убитых и 68 раненых. 12 июля Ушаков с победой возвратился в Севастополь.

 

В тактическом отношении Керченское сражение характерно ярко выраженным стремлением Ушакова к решительным наступательным действиям. Ушаков стремится к сближению на кратчайшую дистанцию, с целью использовать как артиллерию (картечный выстрел), так и ружейный огонь и тем нанести наибольшие потери десанту на кораблях противника. Для этого сражения характерно также сосредоточение огня по флагманским турецким кораблям с целью лишить противника руководства и стойкости. Заслуживает внимания вывод фрегатов из общего строя, в результате чего была создана максимальная плотность линейных сил эскадры и повышена эффективность артиллерийского огня, а также образован резерв кораблей, находящийся в распоряжении флагмана. Наконец, необходимо отметить, что в заключительный момент сражения Ушаков, вопреки требованиям формальной тактики, сообразуясь с создавшейся обстановкой, приказывает кораблям стать в строй, не соблюдая назначенных мест, и сам становится во главе флота.

 

Произведя после Керченского сражения необходимый ремонт и пополнив корабельные запасы, Ушаков снова начал готовиться к встрече с противником, корабли которого опять стали появляться у крымских берегов. Ушаков тщательно наблюдал за их движением, получая донесения с постов, а иногда и лично выезжая на побережье, откуда был виден противник. Одновременно Ушаков получал подробную информацию из Херсона от командующего Лиманской флотилией Де-Рибаса. который доносил Ушакову о всех замеченных в районе северо-западного побережья Черного моря турецких судах. Кропотливо собирая разведывательные данные, Ушаков тщательно готовился к возобновлению активных поисков турецких сил в море. 6 августа Ушаков писал в Херсон: "...Сего дня было видно 29 судов... Весьма нужно узнать их предприятие, дабы не только воспрепятствовать, но и воспользоваться оным... Не можно ли, милостивый государь, через какие-либо средства от Дуная узнать, где ныне главный их флот в котором месте, соединяются ли они в одном месте, или будут эскадрами, дабы потому располагать наши действия".

 

Очередной выход в море был разрешен Ушакову только после достройки в Херсонском порту нескольких кораблей, которые должны были усилить его эскадру. Получив сведения о готовности этих кораблей, Ушаков 24 августа отдал приказ о выходе как своей эскадры, так и Лиманской флотилии. 25 августа 1790 г. эскадра Ушакова вышла из Севастополя и направилась к устью Днепро-Бугского лимана, где должна была соединиться с Лиманской флотилией и кораблями, вышедшими из Херсона. У Ушакова было 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль, 1 репетичное судно и 17 крейсерских судов. Турецкая эскадра в составе 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 14 мелких судов под командой капудан-паши Гуссейна в это время крейсировала у северо-западного побережья Черного моря.

 

В 6 часов утра 28 августа русская эскадра обнаружила стоявшую на якоре между Тендрой и Хаджибеем (Одесса) турецкую эскадру. Появление русских кораблей было совершенно неожиданным для турок. Ушаков решил использовать внезапность и, не теряя времени на перестроение из походного порядка в боевой, приказал немедленно атаковать противника.

 

Застигнутые врасплох турки, несмотря на численное превосходство, спешно начали рубить канаты и в 9 часов в беспорядке бросились уходить под парусами в сторону Дуная. Занимая наветренное положение, Ушаков на всех парусах устремился в погоню, намереваясь перехватить отстававшие корабли противника. Угроза захвата русскими моряками концевых турецких кораблей заставила капудан-пашу повернуть на обратный курс и прикрыть отставшие корабли. Приспустившись под ветер, турецкий флот поспешно выстроился в линию баталии. Продолжая идти на неприятеля, Ушаков также перестроил эскадру из походного порядка в боевой, а затем, повернув на обратный курс, занял наветренное положение и лег на курс, параллельный курсу противника. Одновременно трем фрегатам было приказано выйти из линии баталии, образовать резерв и находиться на ветре у авангарда, чтобы в случае необходимости отразить попытку противника атаковать авангард.

 

Около 15 часов Ушаков, сблизившись с противником на дистанцию картечного выстрела, завязал бой всем строем, особенно сильно атакуя неприятельский центр, где находился корабль турецкого флагмана. По прошествии полутора часов боя турецкие корабли, получив значительные повреждения и понеся потери в личном составе, стали выходить из линии баталии. Русские корабли еще более усилили огонь и около 17 часов привели противника в полное замешательство. Турки не выдержали и, повернув через фордевинд под ветер, начали в беспорядке выходить из боя. При повороте они подставили свои суда под продольные залпы русских кораблей.

 

Стремясь полностью разгромить турецкую эскадру, Ушаков поднял сигнал "Гнать неприятеля", а сам стал преследовать флагманский корабль турок. Погоня за уходящими кораблями противника продолжалась до наступления темноты. В 22 часа Ушаков, отослав легкие суда к Очакову, стал на якорь. С рассветом следующего дня турецкий флот снова был обнаружен недалеко от русской эскадры. Как доносил позже в своем рапорте Ушаков, турецкие корабли шли в беспорядке в разные стороны.

 

Преследуя противника, русская эскадра отрезала два поврежденных в бою линейных корабля, из которых один - "Мелеки-Бахри" - был захвачен, а другой - флагманский корабль "Капудания", объятый пожаром, вскоре взорвался. Турецкий адмирал Сеид-Али и около 100 офицеров и матросов с "Капудании" были взяты в плен. При поспешном бегстве остального флота к Босфору турки потеряли еще один сильно поврежденный линейный корабль и несколько мелких. Потери в личном составе противника составляли более 2 тысяч человек. Русские потеряли всего 41 человека, из них 25 ранеными. Взятый в плен линейный корабль "Мелеки-Бахри" после исправления вошел в состав Черноморского флота под названием "Иоанн Предтеча".

 

Лиманская флотилия из-за встречного ветра до боя не смогла соединиться с Ушаковым. После же боя ей было поручено отвести захваченные корабли в Херсон.

 

Особенностью тактики Ушакова в этом сражении явилась внезапная атака противника без перестроения из походного порядка в боевой. В остальном были применены такие же приемы, как и в Керченском сражении, т.е. выделение резерва из фрегатов, сближение и бой на дистанции картечного выстрела, атака на флагманские корабли с целью вывести их из строя в первую очередь.

 

Вскоре после Тендровского сражения Ушаков на основе боевого опыта последних сражений (у Керчи и Тендры) предложил выделять специальную группу кораблей для атаки флагманских кораблей неприятеля, что и было одобрено Потемкиным. Такая группа кораблей была названа эскадрой "Кейзер флага".

 

Тактические приемы Ушакова нельзя рассматривать вне связи со всем комплексом приемов, примененных в каждом конкретном бою. Так, например, в сражении у Тендры 28-29 августа 1790 г. атака Ушаковым турецкой эскадры с хода не дала бы сама по себе эффекта без своевременного построения в линию баталии, выделения резерва и ударов по флагманским кораблям, преследования противника и т.д.

 

Насыщенность каждого из проведенных Ушаковым сражений новыми приемами, их умелое сочетание с приемами, уже известными раньше, наглядно подтверждают, с какой исключительной быстротой он ориентировался в обстановке и умел принять правильное решение, в какой высокой степени он обладал суворовским "глазомером".

 

Во второй половине сентября 1790 г., когда русские войска приближались к Дунаю, потребовалось послать гребную флотилию из Днепровско-Бугского лимана на Дунай. Ушаков лично разработал ордер на переход флотилии, который был вручен ее командующему 28 сентября 1790 г., и план прикрытия флотилии со стороны моря от возможных помех турецкого флота. Общая обстановка после разгрома турецкой эскадры под Тендрой складывалась довольно удачно, но неблагоприятные ветры долго не позволяли флотилии выйти из лимана, в связи с чем задерживался с выходом и сам Ушаков. Только 16 октября, получив сведения о выходе флотилии, Ушаков вышел в море. В его эскадре было 14 линейных кораблей, 4 фрегата и 17 крейсерских судов. 17 октября после кратковременной стоянки в Хаджибее, Лиманская флотилия в составе 38 гребных судов и отряда транспортов с десантом (800 человек) вышла к устью Днестра, где на следующий день соединилась с флотилией запорожских казаков в составе 48 лодок и направилась к Сулинскому гирлу Дуная. Здесь флотилии преградили путь турецкая речная флотилия (23 судна) и две береговые батареи (13 орудий).

 

Решительными действиями командования русской флотилии эта помеха была быстро устранена. Батареи были с боем взяты десантом (около 600 человек), высаженным с судов флотилии, а флотилия противника, разбитая в бою, потеряв плавучую батарею и 7 транспортных судов с боеприпасами и продовольствием, поспешно отошла вверх по Дунаю. Продолжая действовать на Дунае, русская Лиманская флотилия 6 и 7 ноября силами десанта заняла турецкую крепость Тульча, а 13 ноября - крепость Исакча. В боях с флотилиями противника, находившимися при этих крепостях, было уничтожено, сожжено и захвачено большое количество турецких судов, орудий, боеприпасов и продовольствия.

 

В соответствии с планом, эскадра Ушакова подошла к Дунаю 21 октября, когда в устье входил уже арьергард Лиманской флотилии. Задача Ушакова состояла в том, чтобы не допустить проникновения с моря в Дунай подкреплений противника и тем самым обеспечить успешные действия русской гребной флотилии, выделенной в помощь Суворову. Ушаков оставался у устья Дуная до 10 ноября, после чего пошел на поиски противника к румелийским берегам, а 14 ноября 1790 г., когда стало ясно, что турецкий флот помешать действиям флотилии на Дунае не может, возвратился в Севастополь.

 

18 ноября гребная флотилия начала систематическую бомбардировку Измаила и турецких судов, стоявших под защитой крепости. В период с 18 по 27 ноября русской флотилией было уничтожено 43 каботажных судна, 45 транспортных судов, 10 лодок, шхуна и более 40 паромов.

 

Непосредственно перед штурмом Измаила войсками Суворова флотилия (567 орудий) совместно с батареями острова Чатал бомбардировала Измаил, а в день штурма участвовала во взятии крепости. Известно, что Измаил был взят концентрическим ударом девяти колонн: шесть наступали с суши и три колонны, составленные из десанта, штурмовали крепость со стороны реки.

 

Флотилия действовала в штурме Измаила двумя линиями: в первой линии находились суда с десантом, во второй - суда, которые прикрывали высадку десанта огнем своих орудий. 11 декабря утром флотилия под прикрытием непрерывного огня судовых орудий высадила десант. Первая его колонна быстро овладела укреплениями на берегу. Вторая колонна встретила более сильное сопротивление, но все же завладела батареей противника. Третья колонна выходила на берег в наиболее трудных условиях, под сильным огнем с неприятельского редута. Все три колонны после ожесточенных боев соединились с войсками, штурмовавшими крепость с суши. В этот день все крепостные укрепления были в руках русских. Начался штурм самого города, и в числе отрядов, первыми ворвавшихся в центр города, был высаженный с судов флотилии десант.

Читать дальше



Источник: http://www.navy.ru/history/b-ushakov.htm
Категория: Адмирал Ушаков | Добавил: rhistory (22.04.2009)
Просмотров: 3207 | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Лайкните!
Если содержимое сайта было Вам полезно, то будем благодарны за лайк!
...
.
Реклама
/
Реклама
.
Поиск
Друзья сайта
  • Другие статьи
    [25.04.2009]
    А. В. СУВОРОВ И РАЗВИТИЕ ТАКТИКИ РУССКОЙ АРМИИ (Часть 2)
    [27.09.2009]
    Памятники Николаю 1 Первому
    [23.04.2009]
    Последний год жизни Кутузова
    [03.06.2013]
    Союзники России в Крымской войне
    [24.05.2012]
    Первая жена Петра 1
    [26.04.2009]
    Почему потерпели неудачу реформы Н. С. Хрущева?
    [22.11.2012]
    Судебник Ивана 3 от 1497 года
    [31.05.2012]
    Блокада Ленинграда
    [11.06.2011]
    Внешняя и внутренняя политика Ивана Калиты
    [25.02.2012]
    Политика сплошной коллективизации в СССР: итоги и последствия
    История России © 2016 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz